ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Размер шрифта: Цветовая схема: Показывать изображения:

Историческая справка

izobrazhenie 1741На бескрайних просторах целинных,

Где раздолье широких полей,

Необъятная степь – край былинный,

Уголок есть России моей.

На востоке – привольные степи,

Где качается ветром ковыль,

Там палящего солнца рассветы

И манящая глаз неба синь.

Сколько сложено песен и спето

О восточной твоей красоте.

Восхищались тобою поэты

И стихи посвящали тебе.

Славься миром, моя Первомайка!

Славьтесь хлебом, родные поля!

Ты приветлива и хлебосольна,

Первомайская наша земля!

 

Л. Мосягина

К историческим истокам всё чаще и чаще возвращаются первомайцы спустя полтора века. Как в давние времена путников встречают на въезде в село кресты: при виде их притормозит машина, к ним идут на поклон селяне.

Сейчас трудно поверить, что более 160 лет назад здешние места были безлюдной глухоманью.

Русские летописцы именовали Подонье Диким полем, Великим лугом за необжитость этих бескрайних степных просторов, восточной окраиной которых и была наша сегодняшняя малая родина.

Указом императора от 31 декабря 1846 года на Царинско – Ставропольском тракте полагалось основать около двух десятков станиц для охраны важного пути снабжения русской армии во время Кавказской войны. Кроме этого царское правительство решило помочь кочевому народу – калмыкам, пришедшим сюда и попросившим русского подданства в 17 веке, организовать оседлую жизнь. Предполагалось на базе этих станиц  и окружающих их хуторов создать Степновское казачье войско, но затем, в связи с окончанием войны на Кавказе, присоединения Закавказья, станицы были преобразованы в крестьянские земледельческие сёла.

Непосредственно заселение станицы Крестовой началось в начале лета 1848 года. Когда сюда прибыли первые переселенцы. В калмыцком архиве сохранился журнал заседаний комитета по заселению дорог на калмыцких землях, где собраны документы за период с 4 августа по  13 октября 1848 года. Есть среди них записи, датированные 20 августа, где приведён рапорт чиновников Заушинского и Дзероконовского на имя главного попечителя калмыцкого народа К.А. Оленич – Гнененко. В нём говорится, что государственные крестьяне Воронежской губернии  «коим  по предписанию 10 июля за № 223 разрешено начать постройку домов в станице Крествой, просят о дозволенности им заготавливать камыш из озера  Амта – Нур (это на территории нынешнего Приютненского района Калмыкии) в количестве необходимом для покрытия своих домов».

Ходатайство переселенцев было, как говорится далее в документах, удовлетворено. Из тех же архивных данных известно, что застройкой Крестовского руководил инженер Дзероконовский, которому и предписывалось принять меры «к удобнейшей и скорейшей постройке домов P1160668 и других заведений, об исполнении же посему донести Комитету, объяснив, что именно в нём построено уже, есть ли у них (крестьян-крестовцев) в запасе продовольствие на зиму для себя и скота своего».

Поскольку в документах присутствуют конкретные даты – 10 июля и 20 августа, то можно смело предполагать, что первопоселенцы прибыли в Крестовое не позднее первой половины 1848 года. Ведь к 20 августа уже полным ходом шла застройка села, так как у крестьян на повестку дня стал вопрос о кровельном материале – камыше.

В Астраханском госархиве хранятся «Труды Астраханского статистического комитета, выпуск 5, 1847г.» Там есть описание Крестовского той поры: «Селение крестовое (Кириста) было основано в 1848 году при балке «Кириста», которая расходится крестообразно, поэтому селение получило название «Крестовое». В селении были церковь, волостное управление, три торговых лавки, два питейных заведения, две кузницы и пожарный обоз». В силу своего географического, видимо, положения в степи и более ранней застройки крестовое являлось волостным центром. Здесь сходились два тракта – Воровской, соединяющий восточные и западные окраины степи, то есть от города Астрахани и до Крестового, и пролегающий через селение Царицынско – Ставропольский.

Крестовская волость по тем временам была обширней нынешнего Ремонтненского района. В 1877 году она включала в себя крестьянские общества сёл Кормовое, Приютное, Ремонтное, Киши, Шандаста, Элиста, Улан –Урге, Булгун – Сала. Само село заселялось более интенсивно, чем планировалось. В статистическом отчёте за тот же период отмечалось, что «по уставной грамоте» должно быть 533 душ населения, а в графе «ныне по окладным листам)» значилось 568 душ. И ещё цифра из 1877 года: Крестовое в себе насчитывало 213 крестьянских дворов.

Об уровне зажиточности в тот период можно судить по результатам обследования губернской комиссии «О чуманском промысле в Черноярском sam 1659-kopijaуезде», проведённом в начале последней четверти прошлого века. Согласно переписи крестьяне Крестового владели 1560 головами крупного рогатого скота. Это несколько меньше, чем в Ремонтном, но больше, чем в Кормовом: если в Ремонтном на каждую душу населения приходилось по четыре головы КРС, то в Крестовом – чуть меньше трёх, в Кормовом – чуть более двух голов КРС.

Крестьяне, глядя на своих кочевых соседей – калмыков, стали всё больше уделять внимания животноводству. По статистическим данным Астраханской губернской канцелярии в 70 – 90 годах 19 века бедняком считали жителя, имевшего в своём хозяйстве 5 коров, 2 лошадей и 30 овец. Середняки представляли собой более 50 процентов населения. На каждый двор приходилось не менее 20 голов КРС, 4 лошади, 1-2 пары быков, 300 овец.

Особенностью  времени первопоселенцев наших мест было то, что они, начиная осваиваться, первым делом думали о духовном и возводили церковь. В Крестовом, вспоминают старожилы, храм сельская община заложила одновременно со школой, а руководил всеми строительными работами отставной моряк Роман Савченко, который был мастером на все на руки. Напротив церкви возвели двухэтажный особняк для священника.   В 1877 году, как свидетельствуют архивные документы, храм в Крестовом уже был. Значит, уже существовала и школа.

Первые поселенцы, прибывшие в станицу Крестовую, на самом видном месте поселения поставили православный крест, c через несколько лет – маленькую часовню, а в конце 60–х годов 19 века и церковь. Но в период Советской власти , во время гонений на религию, церковь была закрыта и превращена в клуб. А когда в начале 60–х годов 20 века был открыт новый Дом культуры, здание бывшей церкви определили на слом.

Первая школа в Крестовом появилась в конце 50–х годов 19 века. Это было трёхклассное учебное заведение, где в одной комнате сидели и обучались дети 1–3 классов. После революции 1917 года в селе было уже три школы: вышеупомянутая, церковно-приходская и четырёхклассная начальная школа, здание которой было построено в конце 19 века. В 1936 году в селе была открыта семилетка, а в 1957 году состоялся первый выпуск средней школы.

Интересные сведения имеются о том, почему станица получила название Крестовская. Одни утверждают, что селение находилось на перекрёстке двух трактов, как говорилось выше. Другие утверждают, что в Крестовом была очень большая и красивая церковь, звон её колоколов разносился за многие километры окрест, издалека виднелись большие, золотом отливающие кресты. Люди, подъезжая к станице, говорили: «Вот и кресты появились, скоро отдохнём».

Следующая версия такова: в те далёкие времена по степи кочевали многочисленные обозы чумаков, так называли украинцев, которые на волах перевозили различные грузы. Так в центре села возле моста через балку был похоронен один из чумаков, а на его могиле был поставлен огромный железный крест. Все тогдашние путешественники говорили, вот, мол, доедем до Креста, помолимся, отдохнём и поедем дальше.

И ещё одна оригинальная версия. Из архивов : …селение Крестовое (Кириста) было основано в 1847 году при балке Кириста, которая расходится крестообразно, поэтому селение получило название Крестовое».

Заселение нынешних наших мест проходило в основном из южных областей России: Воронежской, Курской, Белгородской, а также малороссийских, где в прошлом проживали запорожские казаки, - Екатеринославской и Полтавской областей.

К концу 19 века население села Крестового было в основном украинским ( вот откуда у нас хохлацкий говор), а в начале 20–века, в период Столыпинской реформы новая группа переселенцев из Центральной России, сделала наше село обрусевшим. В подтверждение этого говорят и фамилии наших старожилов: Поповы, Бугаковы, Винниковы, Богдановы, Стасенко, Гаврильченко, Сазоновы, Голубевы, Кочергины, Бербенцевы, Репкины, Чернухины. А Лахно, Радачинские, Гайворонские, Неберикутины, Пипенко, Ивенко, Лысенко – распространённые фамилии в восточных регионах современной Украины.

P1160569Сложные процессы проходили в селе Крестовое, как и по всей стране в период гражданской войны и во время революции. Много потрясений перенесло село. Оно было центром эсеровского мятежа. Здесь размещался штаб Степного фронта, не раз переходила из рук в руки власть от красных к белым и обратно. Часть селян приняли сторону большевиков, часть белых, а большинство населения было нейтральным. Они объединились в отряды самообороны и защищали свои земли, хозяйства, семью от посягательств и тех и других, а в основном против разного рода банд, которых в то время было очень много в калмыцкой степи. По воспоминаниям ветерана гражданской войны, ветерана труда, знатного животновода Владимира Илларионовича Косенко, в нашем селе бывал и вождь крестьянской повстанческой армии Нестор Иванович Махно. Особую печать на жизнь жителей нашего села наложила коллективизация, когда рушился вековой устой крестьянской жизни. Десятки семей были отправлены на Урал, в Сибирь за то, что не согласились вступить в колхозы. Создание коллективных хозяйств было делом новым и влекло за собой много ошибок и разочарований. Да и природа не баловала.

Затем были годы новых потрясений, уже при мирной жизни. Степь… да степь кругом, как поётся в песне. Неоглядные дали, ширь ковыльная, да полынная… Не зря называли нашу землю Диким полем… Неласковая земля. Нещадное летнее солнце выпаливает бугры, корёжится трава. Часто лютуют пыльные бури. Беснуется «астраханец», неся недород на крестьянские поля, но жива степь… жива трудом тех, кто потом и терпением разбудил здесь дремучую, вековую тишину…

Ужасные голодные 30 – е годы… Они унесли много человеческих жизней… И всё-таки крестьянская жизни постепенно выравнивалась. Это, конечно, если не учитывать сотни искалеченных в ходе раскулачивания судеб тех, кто познал Гулаги. Семья Е.С. Богданова пострадала только из-за того, что имела жилой дом, два сарая, корову, двух телят, трёх свиней, лошадей да плуг с бороной. Кулаки? Да нет, разве что на середняцкое хозяйство тянул такой достаток. Записали в кулаки. Сколько их таких крестовских крестьян тогда пострадало, теперь и не подсчитаешь. Но оставшиеся в родных местах и согнанные по доброй воле или вопреки в колхоз, люди постепенно выходили из нищеты. Есть такие мудрые слова: «Все крестьянские радости и горести от урожая».

Большую роль в коллективизации сельского хозяйства в селе сыграла местная партийная ячейка, её первые коммунисты: И.Ганзиков, Е.Матыченко, И.Патерикин, П.Коржов.

Активное участие в раскулачивании наряду с коммунистами принимала сельская комсомольская ячейка. Первыми комсомольцами в селе были И.Репкин, С.Бугаков, Н.Мялик, Ф.Пипенко, А.Савченко, Г.Зинченко.

По инициативе комсомольцев, в 1925 году в здании бывшей церковно-приходской школы был открыт первый сельский клуб. В 1935 году была образована первая библиотека, которая располагалась в пристройке к зданию бывшего сельского совета. В то время библиотека называлась – изба-читальня. Первым «избачём» был Степан Андреевич Левченко. В те времена это был чуть ли не единственным грамотным человеком в селе, который пользовался авторитетом среди крестовцев. Библиотека состояла всего из нескольких самодельных книжных полок, здесь же стояли столы, за которыми можно было почитать или просто полистать книги, посмотреть картинки и послушать «избача» о какой-либо книге и о политическом положении страны. Читали при свете керосиновой лампы. Не очень-то было светло, но люди тянулись в избу-читальню, к единственному в то время источнику знаний.

В 1938 году в Крестовом была организована МТС. В этом же году в селе вспыхнула лампочка "Ильича” ehlektrи началась электрофикация колхозных производственных объектов. И тогда же на полях и дорогах наших хозяйств появились первые трактора , комбайны и автомобили. Первым руководителем крестовской МТС был Другалев Н.Н., а начальником политотдела Рыбалкина Д.П. А вот имена тех, кто первыми оседлал стального коня, сел за баранку полуторки, управлял штурвалом степного корабля – комбайна: И.М. Василенко, А.Т. Запариванный, Н.Е. Коржов, П.В. Коржов, Д.С. Трофименко, П.И. Гаврильченко, И.Ф. Калашников. Первый автомобиль «АМО – Ф-15» привёл в родной колхоз Ф.А. Радачинский, а к 1938 году по дорогам хозяйства свои «скоростные» машины водили Донцов С.М., Рыбалкин Я.Е., И. Богданов. Во время хлебоуборки на полях колхоза работали первые прицепные комбайны «Коммунар» и «Сталинец». Их вели комбайнеры : Василенко И.М., Матыченко П.И., Репкин И.Л.

К 40-м годам на пастбищах сельхозартели паслось 800 голов скота, из них 200 голов дойного гурта, 15 тысяч голов овец – началась формировка мериносного стада. В предвоенный период животноводы хозяйства «Анацкого» добились больших успехов. Заведующий ОТФ колхоза имени «Анацкого»  Д.Я. Рябоконев стал депутатом 1-го съезда колхозников в 1938 году. Из Москвы он вернулся с орденом Трудового Красного Знамени. Эту награду по праву заслужили наши первые овцеводы: Косенко В.И., Стасенко С.В., Стасенко И.И., Бондаренко П.В., Бондаренко И.В., Неберикутин В.Н., Бондаренко Т.М.

1939 – 1940 годы. Пришли на село медицина, народное образование, культура. В эти же годы колхоз имени «Анацкого» был в лидерах среди почти сорока хозяйств района. Казалось бы жить да жить… но тут война… вторая мировая… Великая отечественная. Всё дальше от нас уходит то время, когда в годину испытаний проявился великий и непоколебимый дух нашего народа. Вместе с советским народом жители затерянного в калмыцкой степи села Крестовое внесли лепту в нашу общую победу. Сотни односельчан сражались на фронтах, более 300-х из них погибли в бою и больше никогда не увидели своих родных и степь с запахом чабреца и полыни. Заменив мужчин, на полях колхоза работали женщины, старики и подростки. Рыдая над похоронками, глядя на голодных детей, недоедая, в дождь и в мороз, надрывая свои силы помогали женщины нашим воинам одержать победу над страшным врагом. А затем, вместе с вернувшимися с фронта мужчинами, поднимали хозяйства. О роли женщин в годы войны говорят цифры: на 1 января 1944 года в колхозе имени Анацкого числилось 462 женщины и 36 мужчин.     За время оккупации села с 13 августа по 31 декабря 1942 года ущерб только одного колхоза составил – 9046615 рублей. Но люди верили в светлое будущее и лучшую жизнь. Верили и трудились, не щадя ни сил, ни здоровья. В начале 1943 года в район начали возвращаться эвакуированная техника, скот, колхозники, но было очень трудно.

Победный 45-й вместе с надеждой на улучшение жизни, возвращение мужчин с фронта принёс новые сложности и трудности. Был неурожай.

Первый послевоенный 1946 год ознаменовался тем, что жизнь стала возвращаться в мирную колею. Люди хотели мира, счастья, радости и уюта. bezimeni-2Началось строительство жилых и производственных помещений. В этом же году было закуплено 19 баранов породы «меринос» и 21 овцематка – это приобретённое овцепоголовье и стало ядром нынешного стада колхоза. За три последующих года труженики сельхозартели имени Анацкого добились определённых успехов в восстановлении и дальнейшем подъёме экономики и социальных благ. Резко поднялась численность общественного стада, продуктивность полей, производительность труда…

В 1949 году село Крестовое получает новое имя – ПЕРВОМАЙСКОЕ. В следующем году произошло укрупнение колхоза. На базе трёх первомайских хозяйств было создано одно – колхоз имени Ворошилова. С 1958 года он носит имя – колхоз «Первомайский». Именно 50 – 60 – 70-е годы – становление хозяйства как племзавода по производству тонкорунной шерсти. Труженики колхоза неоднократно были победителями и призёрами всесоюзных, областных соревнований по производству животноводческой продукции. Даже сейчас, в эти трудные для сельского хозяйства времена, первомайские труженики не уступают славу лучших в России, являясь победителями всероссийских животноводческих выставок. Вот имена тех, кто стоял у истоков этих побед : Рябоконев Д.С., Черняков Н.В., Косенко В.И., Стасенко С.В., Неберикутин В.Н., Стасенко И.М., Бондаренко И.В., Бондаренко Т.М., Калашников С.Ф., Савченко П.Ф.

В эти годы в селе велось большое строительство производственных помещений, жилья, культурных и спортивных центров. SAM 1624На средства колхоза «Первомайский» были построены Дворец культуры (на снимке – начало строительства), средняя школа, участковая больница, посажен парк, заасфальтированы дороги и тротуары, проложен водопровод. С уважением и любовью вспоминают первомайцы своих колхозных руководителей – Запариванного Терентия Мироновича, Карандася Семёна Лаврентьевича, Усатова Леонида Ивановича, Жигайлова Владимира Фёдоровича; председателей местного совета – Худолеева Бориса Ивановича, Яцкина Ивана Пимоновича, Неберикутина Михаила Даниловича, которые своей главной задачей считали улучшение жизни и быта односельчан.

Историю села невозможно рассматривать в отрыве от истории колхоза. Богател колхоз – быстрее развивалось, обустраивалось село «Первомайское». У нас общая история и об этом забывать нельзя. Село Первомайское – наша Родина, наш дом. Бескрайние ковыльные степи, редко изрезанные лесозащитными полосами и дурманящий запах чабреца и полыни, ровные хлебные поля, отары овец, передвигающиеся по пастбищам. Здесь мы родились. Всё это наше родное и незабываемое. Без всего этого святого и драгоценного не может жить человек.

В жизни каждого человека наступает момент, позволяющий ему оглянуться на пройденный путь, прожитые годы. Вот так и в жизни села Первомайского.

 163 года … Срок большой и в то же время – миг в истории.

                 

                 Домой хочу – на Родину хочу,

                 Пусть малой эта Родина зовётся

                 По ней тоскую я во сне и наяву.

                 Я там хочу душою отогреться

                 Пусть нет уже давно родного дома –

                 Травою пепелище заросло.

                 Но память … Там до боли всё знакомо.

                 Как вспомню – на душе тепло.

              

                Там воздух чист – легко так дышится!

                Туда стремлюсь я всей душой.

                Там отзвук детства эхом слышится,

                Там уголок земли моей родной!